ЗАТОВАРИВАНИЕ

О том - когда, почему в русском языке появилось это слово, что в заголовке, и  что за ним стояло в прошлом веке и доныне - отдельный разговор. А начнём совсем с другого, с того, что крепко запомнилось мне с детства, с конца 30-х годов прошлого века - как формула наподобие тех, что в математике, физике, химии, одним словом, в так называемых точных науках, а в упомянутое время безоговорочно считалось, что столь же непреложны положения узаконенного марксизма-ленинизма. Кстати в том же словаре тех лет, где появляется своего рода неологизм "затоваривание", и слово "непреложность" хотя и с пометкой "книжное" подтверждается выразительными примерами его применения: "Непреложность законов природы" - безусловно, И ещё: "Переходная эпоха от капитализма к социализму развёртывается с неотвратимой непреложностью. Из резолюции XI Съезда РКП (б)". Приходило ли в голову голосовавшим за эту резолюции, предложенную - как их тогда называли - вождями, - что через семь десятков лет процесс этот в ряде стран пойдёт вспять?

И что станется с железным "принципом социализма", можно считать законом общества, живущего на такой основе: "От каждого по его способностям, каждому - по его труду". А уж при торжестве коммунизма "по его труду" сменяло "по его потребностям" - не больше, не меньше. Легче всего начинать доказывать, что на деле декларируемый принцип социализма не действовал, от аргументов, фактически и документально надёжно подкрепленных - относительно принудительного труда, отчасти не только заключенных, шаблонной уравниловки, подавлении личной инициативы, не говоря уже о соблюдении прав человека, провозглашаемых в конституции СССР свобод, - от этих аргументов никуда не денешься - что было, то было.

И мне ли, как по терминологии послевоенных лет - "лицу еврейской национальности", и испытавшему то, что подробно изложено на моём сайте - "От НКВД до СБУ в моей судьбе" - пытаться это опровергать? Верней - попробовать разобраться - и как определялось "по способностям" в Советском Союзе, и как это возможно в идеале, и - насколько реально воплощалось, воплощается на свете, и в человечестве - в целом и в частности. Итак, в СССР взаимосвязь " по способностям" и "по его труду" чётко регламентировалась. Для работников физического труда, скажем: зарплата фрезеровщика второго разряда при выполнении им нормы, и надбавки - если способен перевыполнить. Для колхозника аналогичным эквивалентом были условные трудодни, и оплата преимущественно натурой. Тарифная сетка для госслужащего любого уровня, научного сотрудника или преподавателя - в зависимости  от должности и учёного звания, правда, ещё с учётом важности для державы его деятельности, допустим, в военно-промышленном комплексе. Так же дифференцировались: литераторы, деятели разных сфер искусства - с идеологической оценкой; изредка и впрямь "по способностям" по-настоящему необыкновенно талантливому, новаторскому.

И непредвзятым соотечественникам моего и помладше поколениям не обязательно доказывать, что для подавляющего числа трудящихся в советской стране такая уравниловка с относительно достаточным уровнем жизни не представлялась несправедливой,- может быть, с оговоркой, акцентирующий на период 60-х-70-х годов прошлого века. Тем более - и это заметим, такое положение вещей вполне удовлетворяло весьма солидные учреждения и подвизающихся в них - сотрудников спецслужб, идеологических наставников - понятно, в чём таковые проявляли способности. Таким образом, от каждого, можно полагать, по способностям советский народ получал - по тогдашнему лексикону - необходимые материальные и духовные ценности, и опять же "каждый" - по тарифицированную труду, затратам труда чуть ли не упрощенному марксизму - эквивалентно затраченному на это времени; и - отдельно по тому же принципу - "каждый", кто в какой-то мере обеспечивал стабильность, спокойствие внутри страны и - что греха таить - экспансию вовне.

Но так называемый период застоя при Брежневе не мог продолжаться бесконечно, и, вопреки бытующему мнению, вовсе не вследствие ущербной плановой экономики, или, тем паче, явного всеобщего недовольства правящим режимом. По-моему - дело в другом, а именно - в том, что формула социализма советского образца затрещала под действием тенденций, выходящих за её жесткие рамки. Прежде всего, чиновники разных уровней смекнули, что как во все времена, и на Руси традиционно, дополнение к официально положенному "по труду" может дать то, что обобщенно именуется - власть, Что-то скандально раскрывалось в результате соперничества КГБ и МВД, как, к примеру, махинации в Елисеевском "Гастрономе" в Москве, в министерстве рыбного хозяйства, с "хлопковым делом" в Узбекистане, но, по выражению последнего генсека КПСС Горбачева - процесс пошёл...

Думаю, не стоит останавливаться на том, как этот процесс пошёл после распада СССР, социалистического содружества стран Восточной Европе и Юго-Восточной Азии, и отчего так по-разному - в Чехии и Белоруссии, Туркменистане и Эстонии, Сербии и Грузии, Польше и Вьетнаме, а что уж говорить о России, и, тем более, Украине. Обо всём этом столько написано, да и автор этих строк рассматривал отдельные аспекты происходящего, истоки подобного даже у дочеловеческих тварей в работах о сущности такого явления как паразитизм. Но теперь акцент смещается на иное - на степень удовлетворенности народов тем, что отдают "по способностям", и получают "по труду" - с экстраполяцией на все народы и на все эпохи.

Подбираться к главному, далеко не столь вроде бы объяснимому, как конспективно вышесказанному, но весьма неопределённому - начнём, пожалуй, как водится в иных моих опусах - даже не Адама и Евы, но и не с образования атомов, а с того, что причисляется к живому, к любому виду флоры и фауны. Чем отличается живое от неживого? Можно ответить так: если, скажем, стабильный атом водорода или золота, молекула воды или песчинка могут в принципе существовать неизменно и вечно, то каждый из сотен тысяч видов растений и животных - лишь эстафетой поколений. А можно и так: живое испытывает радость жизни. Как отчаянно надеется каждое семечко, икринка, сперматозоид, личинка - воплотиться в полноценное живое своего вида, и каждый миг этой жизнью насыщается дабы передать это следующим поколениям. А если так, то откуда возникает спонтанная несовместимость с жизнью, причём не исключительно склонных к суициду людей, но допустим у выбрасывающегося на берег китов и, иногда, кажется, дельфинов? Отвечать на этот вопрос преждевременно, но думаю и к этому подобраться...

Библейское " В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят" - как проклятье Господа за то, что отведал плодов с древа познания,- в метафорической форме, означающей в сущности, что человек, гомо, осознал - и что он смертен, и то, чтобы жить, нужно будет платить своим трудом, сверхгенетическим напряжением физических сил организма и включить работу мозга не только как координатора оптимальных реакций на ситуацию извне и потребности организма. Короче говоря, за то, чтобы жить на свете уже как человек с потенциальным гомо сапиенс - необходимо за это рассчитываться, понимая это, и ежедневно, в некоторые дни или часы - особенно.

Благодаря человеческим рукам и думающей голове на Земле начало появляться то, что обобщенно навивают "второй природой" - тем, что до  естественной дочеловечной эволюции никак не могло возникнуть и как подвид - домашние животные, окультуренные растения; а уж тем более - такие жилища, очаг, керамика, орудия труда в каменном веке, сплавы и изделия из них - в бронзовом, колесо и плот, одежда и украшения, копьё и щит. Наверное, - зерно, мясо, шерсть, что доставляли и Авель, и Каин, да и родители их уже не в раю не сидели без дела, - всё это шло в общий котёл, и Каин взъелся на брата должно быть не потому, что вклад его в это совместное был весомей. Но в исторической реальности эта сторона человеческих взаимоотношений как-то проявлялась.

Очень хотелось бы услышать от историков становления человечества - в каком хотя бы тысячелетии, верней, примерно сколько тысяч или десятков, а, может, сотен тысяч лет назад могло осуществляться то, что называется натуральным обменом, Я тебе, положим, часть выращенного мной урожая зерновых, или столько-то голов рогатого скота, коней, ослов, - а ты взамен - бронзовое оружие, вино, украшения. Закономерно в развитии таких отношений - выходящими за рамки локальных этнических групп - появление денег, согласно словарному определению - "средство осуществления меновых отношений, всеобщий эквивалент. Стихийно выделились на определённом историческом этапе. В докапиталистических формациях роль денег выполняли различные товары (шкуры зверей, зерно, скот), постепенно она перешла к благодарным металлам: золоту, серебру, наилучшим образом отвечающим требованиям денежного товара".

Проскочим увлекательнейшую историю денег, сосредоточимся на том, что деньги непременно сопрягаются с товаром, и  формула, в советское время,  считалось, классического марксизма "деньги- товар - деньги", то есть за деньги приобретается или выделывается разный товар, и продаётся опять же за деньги, но побольше, отсюда прибыль, по-разному распределяемая между теми, кто как хозяин эти обороты осуществляет и регулирует, и теми, кто непосредственно участвует в создании "товара", и - государством - на нужды управления, военного комплекса, правоохранительных органов и так далее. В Советском Союзе после Октябрьской револщии исключались "хозяева" капиталисты и помещики, вообще владеющие такой частной собственностью, что может приносить прибыль своему владельцу, а не державе.

Ну, а если, пускай условно, прикинуть - что же можно подогнать под понятие "товар"? По словарю Даля: "Товар - именье, имущество, добро, достаток, пожитки, нажитое". Из летописи: "Мстислав же зная товара много, золота и серебра, и челяди, и копий, и скота". Обратим внимание - "и челяди". Или при сватовстве: " У вас товар (невеста) у нас купец (жених)". А как бывало в античную эпоху на невольничьих рынках; или ещё в XIX веке в России крепостные разве не продавались помещиками и не покупались, совсем не "мёртвые души"; или когда в Северную Америку везли чернокожих рабов из Африки, Ещё из словаря Даля: "товар полюбится - ум расступится.,. Сырой товар - руда, которая ещё не расплавилась... Гурт рогатого скота (южное)... Товаристый - богатый товаром..." Но сразу вслед за этим: " Товарищ - дружка, сверстник, ровня в чёму-либо; однолеток; односум; помощник; сотрудник; соучастник в чём; клеврет, собрат". Следует по-моему для дальнейших рассуждений всерьёз задуматься на тем, что в русском языке слова "товар" и "товарищ" - более чем однокорневые.

Это я к тому, что понятие товар правомерно расширить, не ограничиваясь сугубо материальным. Если ценность, стоимость товара, любого - неотъемлемая определяющая взаимоотношений между продавцом и покупателем. При сватовстве встарь - это конечно иносказание, но разве проницательная невеста, да и вообще особа слабого пола - не оценивает возможного жениха, партнёра в любовных играх - по данным или критериям - внешней привлекательности, телосложения, интеллектуально-эмоционального уровня, возраста, этнической принадлежности, социального статуса, имущественного состояния и доходов в той или иной форме, - разумеется в каждом индивидуальном случае выстаивается приоритетность перечисленных или дополнительных аспектов юноши, мужчины, как своего рода товара. Правда, влюбленность безрассудно отметает и явные достоинства или недостатки, верней, не обращает на это должного внимания, недаром поговорка: "любовь зла, полюбишь и козла"; но вышесказанное применительно к отношению представительницы слабого пола к противоположному - действительно и в обратном направлении.

И гражданин, предлагающий свои услуги работодателю, выставляет себя, свои, можно сказать, подходящие товарные качества, подчёркивая преимущества в этом качестве. И то, что продавшись, выгодно или не совсем, волен сам распоряжаться обусловленной ценой, сути не меняет. Разве что тарифная сетка советской эпохи, отчасти сохраняющаяся нынче и на Украине, да и в ряде стран для, можно сказать, стандартных профессий,- в мире широко дифференцируется - "по способностям", индивидуальным, и с учётом прибыльности от этих "способностей". Соответственно оценивается нравящийся потребителю талант киноактёров, эстрадных исполнителей, футболистов, авторов бестселлеров, успешных модельеров, а то и ловких шарлатанов. Достойно вознаграждаются изобретатели, новаторы, открывающие неведомое в науке или предлагающие новые эмоционально-интеллектуальные решения в литературе, искусстве.

Повсеместно на товары в буквальном смысле устанавливаются текущие цены за единицу продукции и в зависимости от качества - будь то: природный газ, нефть; металл - сталь или золото, никель или алюминий, титан или почти бесценный из редкоземельных; алмазы - по каратам, автомодели разных марок; электроэнергия, элементы костюма, антиквариат, в частности, раритетный... Но ведь стоимостью определяется: - посещение ресторана, отдых на курорте, хирургическая операция, жильё и его аренда; ремонт бытовой техники или средства оздоровления организма - в самом широком диапазоне. Одним словом, получается - всё имеет свою цену и за всё нужно платить, - не так ли?

А, может, в этом есть, как говорится, резон? Упорядоченность в этом аспекте межчеловеческих взаимоотношений вроде бы облегчает выбор желаемого для всех и для каждого, регулирует баланс между спросом и предложением, стимулирует и то, и другое. Но если определить товар, как нечто связующей людей, присущее только человеку, то такая дефиниция может вобрать в себя и то, что можно рассматривать вообще в отрыве от вещественного, в философской категории - материального. Посредничество в межчеловеческом общении - информационное, однако не градации ли значимости этого в каждом конкретном варианте говорит о том, что тем самым фокусируется её ценность.

Но всё-таки это, можно сказать, товар - в кавычках или без - скажем так,- другого рода. Скажем, книга - это товар? В этом не сомневаются ни посетители обширных книжных ярмарок во многих странах, или букинисты. Но как и чем определяется стоимость этого товара? С одной стороны - затратами на бумагу, обложку, типографские операции, авторский гонорар, с другой - спросом - как на бестселлер или специалистам, любителям в той или иной области науки, искусства, а то и - кулинарии, спорта, мистики... Но собственно содержимое книжного издания - сонеты Шекспира, репродукции картин Рембрандта, учебник по химии, уголовный кодекс и так далее - никоим образом не товар? Тем более - в интернетную сеть включенный - доставай бесплатно...

Но что, если критериям того, что представляет собой товар, - усилия разума и рук, ладно и ног - без иронии - у балерины или футболиста, так же, как рук - у кузнеца или скрипача,- при создании востребованного большей или меньшей частью людей, то товаром, выходит, можно считать, и "Одиссею", и теорему Пифагора, и Нагорную проповедь, и скульптуру Родена, и теорию относительности Эйнштейна, и, опять же - если на то пошло - голос оперной певицы, владение мячом футбольного форварда, харизму политического лидера, а, может, и ловкача выгодных для каких-то власть имущих финансовых афёр. Или, так рассуждая, как говорится, далеко зайдём?..

Товар - полимерные аналоги глазных хрусталиков, благодаря которым ко мне вернулось нормальное зрение после операции по снятию катаракты. И электростимулятор для изношенного сердца, и живая почка для пересадки нуждавшемуся в этом, и кибернетический протез руки, и застрахованные ягодицы кинодивы или голос певицы - выше об этом упоминалось, но без обозначения цены страховки, так же и возможные травмы каскадера, и смерть военнослужащего - денежная компенсация его родным. Установлено - сколько стоит собака редкой породы с безупречной родословной и сколько у нас получает ликвидатор бродячих собак за каждую жертву; и сколько готов заплатить зоопарк за экзотического животного, и - цена лицензии на oxотy на кабанов в наших краях или слонов в Африке. А домашние животные - лошадь,  овца, коза, корова, осёл, верблюд - исстари были товаром у разных народов. И что уже говорить о таком товаре, как женское тело.

Тарифицированы обрядные ритуальные услуги разного рода, религиозные и светские; повиновение завоевателям, правителям, божествам - избранным из пантеона или единому всевышнему и посредникам - жрецам, священнослужителям - в виде дани, податей, оброка, десятины, налогов - можно сказать, товарный отголосок межчеловеческих отношений, как и выкуп, калым за невесту, приданое или алименты - того же порядка. Однако если рассматривать взаимоотношения между людьми как взаимовыгодные или, по крайней мере, взаимоустраивающие даже когда вынужденные, то разве подобного не наблюдается в мире дочеловеческих живых существ? Возьмём хотя бы пчелиную семью. Чем не товар - мёд перерабатываемый из цветочного нектара, и воск для строительства сот, и трудовой вклад в это пчёл-работниц, и усилия трутней, пусть одного, но соревновательно - для оплодотворения будущей матки, и всё это, подчеркнем, для главного - продолжения рода.

Но и утилитарное посещение цветов насекомыми служит процессу опыления, собственно тому же продолжению рода у растений. В природе выработались варианты межвидового симбиоза - явного и опосредованого, начиная с микроорганизмов. Наверное, разве что метафорически можно сопоставлять наработанное эволюционно и закрепленное генетически у всевозможных видов живых существ и - уже сугубо человеческими взаимоотношениями, что характеризуются как товарные. Так что - помимо представляемых как товарно-генетические внутривидовые, межвидовые, и, пожалуй, со всем окружающим - у дочеловеческих тварей, отчасти унаследованных гомо, и сверх того нарабатываемых доныне гомо сапиенс - товарных в вышеобозначенных человеческих взаимоотношениях - ничего исключительно присущего нам, людям не остаётся?

He то ли это, что присуще лишь нам, людям, и подпадает под определяемое словом мораль? Примем как аксиому, но всё-таки требующую разъяснений и вызывающей на размышления. Прежде всего - что же это такое? - и по своей традиции обращаюсь к словарям. Начнём со "Словаря иностранных слов", увидевшего свет в 1877 году. "Мораль, латинское  moralis doctrina, французское morale немецкое Moral ...

Нравоучение, совокупность правил, признаваемых за истинные и служащих для руководства, при определени годности человеческих деяний". Стоит вдуматься в эти определения. И там же: " моральный - нравственный". Наверное в том веке закрепленное в литературном поначалу русском языке заимствованное из французского - мораль,- вытеснило синонимичное, но в ту эпоху более книжное - "нравственность". И ещё из того же издания: " Моралист ... нравоучитель, нравственный критик", " моральная философия - нравственная, практическая философия".

В "Толковом словаре живого великорусского языка" Даля: " Мораль, французское, нравоучение, нравственное учение, правила для воли, совести человека". И эти определения заслуживают осмысления, но не дополнит ли толкование исконно русское "нравственность", в структуре этого словаря от корневого "нрав". Это, по словарю "вообще, одна половина или одно из двух основных свойств духа человека. Ум и нрав слитно образуют дух (душу в высшем значении); ко нраву относятся, как понятия подчиненные: воля, любовь, милосердие, страсти и прочие, а к уму: разум, рассудок, память и прочее. Согласный союз нрава и ума, сердца и думки, образует стройность, совершенство духа; раздор этих начал ведёт к упадку. В животном не может быть такого разлада: там нрав и ум, воля и рассудок, слиты нераздельно в одно в побудке (инстинкте); и человек должен достигать такого же единства, но высшим путём; убеждением, обузданием страстей и умничанья, сознанием долга".

Ясно, что у каждого из нас - свой нрав; может, верней слово ныне более употребительное - характер, впрочем, как и "братьев меньших" даже одного помёта, правда у последних это никак не связано с моралью, и основа их существования - неизменная генетическая. А у нашего брата - наличествует ли подобное обобщение? Опять же у Даля в той же статье "Нрав": "И он свойство целого народа, населения, племени, не только зависящее от личности каждого, сколько от условно принятого; житейские правила, привычки, обычаи..." И пример, который через два века воспринимается неоднозначно: " Доколе Коран будет основою всего быта мусульман, дотоле зверские нравы их неизменимы". Ну, грешил Владимир Даль и антисемитскими суждениями, и насколько это совместимо с изначальной христианской моралью - об этом отдельный разговор.

Наряду со словами, отпочковавшимися от корневого "нрав" и соответствующими примерами - "нравственный - противоположность телесному, плотскому; духовный, душевный, Нравственный быт человека важнее быта вещественного. Относящийся к одной половине духовного быта, противоположный умственному, но составляющий с ним духовное начало; к умственному относится истина и ложь; к нравственному – добро и зло". Выходит ложь, и в своих худших ипостасях – вне нравственной сферы?.. И каков тот, к которому понятие "нравственный" подходит безоговорочно: " Добронравный, добродетельный, благонравный, согласный с совестью, с законами правды, с достоинством человека, с долгом честного и чистого сердцем гражданина". Подкрепляющее или дополняющее это определение: " Христианская вера заключает в себе правила самой высокой нравственности. Нравственность веры нашей выше нравственности гражданской: первая требует только строгого исполнения законов, вторая же ставит судьёю совесть".

Может надо бы поменять местами "первая" и "вторая", но суть в том, что законопослушный гражданин далеко не всегда в ладах с настоящей нравственностью, "христианской" - на совести автора словаря, верней, наверное, с тем, что изначально заключено в слове совесть. Но и это слово или понятие, наряду с такими, как - любовь, истина, вера, счастье, время,- как я отмечал в предыдущих опусах,- каждый волен понимать или представлять по-своему. И не удивительно, что разночтения присущи и словарным дефинициям, тем более в обрамлении близкого по смысле, синонимичного и соответствующих примеров. Вот и в довоенном "Толковом словаре русского языка": "Мораль. I. Нравственное учение, свод правил нравственности, этики (книжное). Надо, чтобы всё дело воспитания, образования и учения современной молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали, Ленин. Буржуазная мораль. Принципы морали".

Полагаю, что ни составители словаря, ни официальные советские идеологи "под знаменем марксизма-ленинизма" вряд ли толком объяснили бы - в чём сущности морали "буржуазной" и "коммунистической". Другое дело, если во главе угла - или нажива во имя собственного благополучия любой ценой, или максимальное соблюдение принципа социальной справедливости. Но это пока - между прочим, и продолжим словарную статью "Мораль": "2. Нравственный вывод из чего-нибудь, нравственный урок. Мораль сей басни такова. Крылов. Отсюда мораль: никакой пощады врагу". Учитывая дату издания этого тот словаря - 1938, можно догадаться, что подразумевается "враг народа" - многие тысячи в те годы загнанных в лагеря за колючей проволокой или расстрелянных. И "3. Нравоучение, наставление  (разговорное). Не докучал моралью строгой. Пушкин (о гувернёре Онегина)".

Словарь иностранных слов XXI века даёт - можно определять различно - философское, научное, наукообразное определение такой категории из ряда весьма абстрактных, как мораль. Итак - это "нравственность, особая форма общественного сознания и вид общественных отношений; совокупность норм и принципов поведения, определяющих обязанности человека по отношению к обществу и другим людям; в отличие от простого обычая или традиции, нравственные нормы получают идейное обоснование в виду идеалов добра и зла, должного, справедливости и т.п.; в отличие от права, исполнение требований морали обеспечивается лишь общественным одобрением или осуждением; изучением морали занимается этика".

Всё правильно, и в этой формуле:  никаких претензий, допустим, к бюргеру периода гитлеровского третьего рейха, осведомленного о том, что творится в Германии и за её пределами с теми, кто не причисляется к высшей арийской расе; или к немалому числу советских граждан, добровольно и активно строчащих в карательные органы доносы, в том числе и на автора этих строк, как на потенциальных врагов советской власти, и знающих, чем это чревато. Вот вам и, пусть худшие, образцы общественной морали. И куда-то делось отличие по словарю Даля "нравственности гражданской", к чему в сущности сводится мораль в новейшем словаре, и той, по Далю, что "ставит судьей совесть". Мне кажется, такая трансформация в подходе к понятию морали весьма симптоматична. И следует напомнить о том, что изначально вкладывалось в слово-понятие "совесть", к нашему времени истрепанному, как и "любовь", "честь", "родина".

Что же это такое - совесть? Мне по душе подробное толкование в том же словаре Даля. "Совесть, нравственное сознание, нравственное чутьё или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее от лжи (от себя - здесь безусловно) и зла; любовь к добру и к истине; прирожденная, правда, в различной степени развития". И "Совестить кого, усовещивать,  стыдить, заставить стыдиться, сознавать вину свою, грех свой, и каяться в самом себе, сожалеть и досадовать на себя..." А не кажется ли вам, маловероятный читатель излагаемого, что цитируемое выше - невероятный анахронизм? Можно представить эдакого бездушного чиновника, хапугу, или разными мошенническими способами наживающегося господина, каких некто вздумал бы усовестить безразличную, в лучшем случае, реакцию этих господ на призывы внять чему-то призрачному.

Но ведь и современник Владимира Даля, Салтыков-Щедрин в замечательно сказке "Карась-идеалист" красочно изобразил такого рода дискуссию, в которой сказочный Карась излагал совсем не сказочной Щуке мечты о жизни по совести и справедливости, когда "Сильные не будут теснить слабых, богатые - бедных. Что объявится такое общее дело, в котором все рыбы свой интерес будут иметь и каждая свою долю делать будет..." Не могу не привести хотя бы заключение этой сказки. "Вечером, ещё не успело солнышко сесть, как карась в третий раз явился к щуке на диспут. Но явился уже под стражей и притом с некоторыми повреждениями. А именно: окунь, допрашивая, покусал ему спину и часть хвоста. Но ое всё ещё бодрился, потому что в запасе у него было магическое слово.

- Хоть ты мне и супротивник, - начала опять первая щука, - да, видно, горе моё такое: смерть диспуты люблю! Будь здоров, начинай! При этих словах карась вдруг почувствовал, что сердце в нём загорелось. В одно мгновение он подобрал живот, затрепыхался, защелкал по воде остатками хвоста, и, глядя щуке прямо в глаза, и во всю мочь гаркнул: - Знаешь ли ты, что такое добродетель? Щука разинула рот от удивления. Машинально потянула она воду и, вовсе не желая проглотить карася, проглотила его. Рыбы, бывшие свидетельницами этого происшествия, на мгновенье остолбенели, но сейчас же опомнились и поспешили к щуке узнать, благополучно ли она поужинать изволила, не подавилась ли. А ёрш, который уж заранее всё предвидел и предсказал, выплыл вперёд и торжественно провозгласил: - Вот они, диспуты-то наши, каковы!"

В который раз в том, что, в общем, выплёскиваю не рассчитывая на то, что кто-то прочтёт,- не по теме данного опуса – восхищение столь выразительным языком, наверное, непереводимым с русского на иностранные - у того же Салтыкова-Щедрина, Льва Толстого, Чехова, Бунина, Лескова, Пастернака... да и у настоящих литераторов, пишущих на русском - надо ли называть по именам - и в СССР, и в эмиграции. А после безжалостной мировой встряски, ознаменовавшей век двадцатый, отрезвляющий прагматизм упразднил, как бессмысленно-смехотворные, напоминания кому бы то ни было: о какой-то добродетели, призрачной совести; или призывы к справедливости преимущественно в материальном выражении. И в обыденной речи слова - совесть, милость, добро утратили свой изначальный глубинный смысл, как нечто практически слабо ощутимое.

Для современного человека, пускай и как бы верующего, образ кающегося грешника - метафорически умиляющий, но не шибко вдохновляющий на подражание с неизбежными отсюда последствиями. Повторюсь - в одном из опусов приводил строки из стихотворения Пушкина "Воспоминание", когда поэту всего 29 лет. "Мечты кипят; в уме, подавленном тоской, теснится тяжких дум избыток; воспоминание безмолвно предо мной свой длинный развивает свиток; и с отвращением читая жизнь мою я трепещу и проклинаю, и горько жалуюсь, и горько слёзы лью, но строк печальных не смываю". "Пушкин в жизни" Вересаева похоже не оставляет никаких пробелов или недоступный тёмных пятен в его судьбе. Так что же терзает душу? Бездумно множил свой "донжуанский список"? "Кляну коварные старанья преступной юности моей и встреч условных ожиданья в садах, в безмолвии ночей. Кляну речей любовный шепот, стихов таинственный напев, и ласки легковерный дев, и слёзы их, и поздний ропот".

Нет, без сомнения, слёзы "легковерных дев" стократ окупаются шедеврами любовной лирики. Другое дело, если с такой же откровенной искренностью - такое словосочетание приложимо ко всему Пушкинскому,- исповедываться и мне, то из моего, значительно более скудного "донжуанского списка" задним числом без сожаления вычеркнуть бы девяносто процентов - видите, и у меня и в этом своего рода "товарный счёт". Но в чём ещё мог быть так уж грешен Пушкин? В неумеренном пристрастии к игре в карты, а ведь зато - "Пиковая дама". Ради красного словца порой эпиграммы задевали и друзей? Нет, никого не предавал, во всяком случай, не кривил душой, и когда "царю хвалу свободную слагаю". Кто-то из собеседников Льва Толстого, отметил, что когда звучало Пушкинское "Воспоминания", экстраполируя это на себя, Толстой сокрушенно высказался, что эпитет "печальных" заменил бы на "постыдных". Стыд - в словаре Даля - в тогдашнем начальном произношении "Студ" - "чувство или внутреннее сознание предосудительного, уничижение, самоосуждение, раскаянье и смиренье, внутренняя исповедь перед совестью, срам, позор, посрамление, поругание, унижение в глазах людей... Первое значение (до "//") более относится к слову стыд, второе к обоим".

Ныне, думается, маятник качнулся как раз в сторону "второго", и более соответствует этому слово или понятие - репутация как составляющая имиджа, то есть формального соблюдения - опять же из лексикона нашего часа - установленных в данном обществе, и в значительной степени закрепленных законодательством - правил игры. Грубо говоря, если некий господин в одночасье сделался обладателем весьма солидного имущества, миллионером, миллиардером, но "по закону" - то чего ему стыдиться, и кто посмеет его стыдить с риском угодить за решетку как клеветник. Из той же статьи в словаре Даля: " Стыду, как и совести, нравственному чувству противопоставлено: бесстыдство, наглость, нахальство, бессовестность, разврат". Кстати, и по Далю - чувство стыда в подлинном понимании - немаловажный аспект в отношениях между представителями мужского и женского пола - собственно только между ними и - как это воспринимается окружающими в каждом случае. Стоит ли начинать распространяться о том, как выглядит сегодня то, о чём только что шла речь.

Впрочем, и Даль приводит народные поговорки: " Стыд не дым, глаза не ест. В чём деду стыд, в том бабе смех. Когда сыт, так знаю стыд. Стыдно дело, что не дадут помощи человеку. С сумой идти - стыдно, а сидеть дома - тошно. Жены стыдиться - детей не видать. Стыдливый из-за стола голодный встаёт. И двери богатые стыдятся нищих".

Так что - значит в языке отраженное - было да быльём поросло? За века в народе укоренившееся, как бы это сказать, пускай не сгнило, но подгнило; и в рост не идёт, напротив, и плодоносит изредка. В чём же дело? Как это соотносится с заголовком данного опуса и начальными страницами - о товаре как таковом, и затовариванием? Ведь если взять всё потребляемое человечеством ежедневно - где с избытком, где крайне скудно - и продуктов питания, и комфортности проживания, и доступности всевозможной информации, то - насколько сие приложимо к категориям моральным - совести, милосердия, стыда?

Вернёмся к явлению затоваривания - отчего это происходит. Ответ прост: оттого, что предложение в большей или меньшей степени превышает спрос. В материальном плане вследствие вытеснения устаревшего более совершенным, функционально обновленным, удобным в пользовании. Нетрудно привести примеры, можно сказать, хрестоматийные. Старуха из Пушкинской сказки о золотой рыбки до того, как обуяла её жажда власти и роскоши, мечтала о замене разбитого корыта новым. У сегодняшней домохозяйки на примете новейшая модель стиральной машины полностью автоматизированной и легко управляемой. Ушёл в далекое прошлое Акакий Акакиевич из Гоголевской "Шинели" - добросовестный переписчик с гусиным пером, отдающий предпочтение буквам - "фаворитатам", но где нынче встретишь, в каком заведении неутомимую машинистку, как я по-прежнему не расстающийся со своей пишущей машинкой, которой уже больше полувека от роду, - и не сроднившись с таким незаменимым в четкой передаче в интернет или на бумагу чего угодно, как компьютер.

Сравним различия в одеянии Евгения Онегина, импортные хотя бы названия "панталоны, фрак, жилет" и - его крепостного мужика; а затем – костюм, ладно сидящий на франтоватом миллионере и вроде бы подобный на заурядном гражданине - китайского массового производства. Только один, первый, эксклюзивный, от знаменитого кутюрье, и цена его многократно превышает второй. И вышедшие из употребления предметы в единичных экземплярах находят прибежище в музеях. И у меня дома, в своеобразной витрине стандартного шкафа модели киевской мебельной фабрики послевоенных лет, скажем так, - мини ретро выставка, часть экспонатов которой перечислю в вольном опусе, возможно или весьма вероятно - заключительном затянувшегося интеллектуального дневника. Орудия труда - обточенные камни - человеком каменного же века, и бронзовый топорик с узором на нём - выделки уже бронзового века,- их происхождение у меня - отдельная история. Настольные весы с циферблатом, с делениями на фунты, изготовленные в позапрошлом веке - и на их чаше взвешивали в 1927 году меня, новорожденного.

Наверное, не меньше лет плоскоцилиндрической шкатулке, предназначенной для хранения женских украшений, драгоценных; картина на лакированной крышке, создаваемая мастерами не один месяц - на фоне гор и пагоды - плывущей в лодке по реке похоже отшельник;- из вещей, подобранных моим отцом, когда в 1945 году их воинскую часть перебросили из Пруссии в Маньчжурию, - очевидно в доме, покинутом японским оккупантом северного Китая. И - храмовый буддистский колокольчик. Пенснэ моей тёти, тоже прошедшей с первого дня всю Отечественную войну как военврач. И отделанный перламутром бинокль, с выгравированной надписью как подарок её мужа и датой - 12 апреля 1924 года. Тётин сделанный из дерева стетоскоп. Коробка жестяная с надписью "Монпансье", и массивная металлическая копилка, но на ней выштамповано рекомендательное "Храните деньги в сберегательной кассе". Закрытая чернильница - кнопкой открывается крышка - козырёк фуражки, в форме которой представлена эта чернильница. Щипцы для снятия нагара со свеч. Пародийная скульптурная фигурка волка - "стиляги" в период борьбы с так одевающимися юношами в середине прошлого века. Непочатая бутылка водки "Столичная". Пишущая машинка  "Underwood", фотоаппарат  "Смена", часы "Заря"; линза, что увеличивала картинку на крохотном экране первых отечественных телевизоров "КВН", пластмассовая баночка, в которой во время войны в СССР из США доставляли кофе...

Может совсем на старости лет такая тяга у меня, словно к чему-то  родственному - дошедшему из прошлого, близкого или дальнего, и отчасти представленного вещественным. Частица связующего с необозримым наследием, как материальная культура, - с тем, что в своих опусах обозначил как "третьеспиральное" в развитии человечества - литературу и искусство во всевозможных жанрах и направлениях, и так же - науку, и то, что ей, пока ли? - недоступно - вера во всех ипостасях вплоть до того, что представляется непостижимым. Не в этом ли ряду и то, что определяется как мораль, совесть, стыд? То, что и в моей судьбе, у меня не выветрилось в памяти, в душе. И со стыдом вспоминаешь вдруг эпизоды, о каких никому не хочется поведывать, и горечь от уже непоправимого не улетучивается...

Но после очередного, как я называю, лирического отступления, - такой характерный пример трансформации небезопасного при хранении у себя дома - в банковский счёт, вполне определённый в твёрдой валюте. Хотя, в отличие от Пушкинского Скупого рыцаря, хранящего сундуки с золотом в закрытом от всех подвале, и приходящего сюда наслаждаться лишь своим богатством, современные достаточно состоятельные господа во всём мире окружают себя роскошью в различных формах - драгоценностях, транспортных средствах, уникальном антиквариате, шедеврах живописи. Но - уместно тут вспомнить Пушкинского Скупого рыцаря, из монолога Барона: " "Что не подвластно мне? как некий демон отселе править миром я могу; лишь захочу - воздвигнуться чертоги; в великолепные мои сады сбегутся нимфы резвою толпою; и музы дань свою мне принесут, и вольный гений мне поработится, и добродетель, и бессонный труд смиренно будут ждать моей награды. Я свисну, и ко мне послушно, робко вползёт окровавленное злодейство, и руку будет мне лизать, и в очи смотреть, в них знак моей читая воли. Мне всё послушно..."

В прозаическом переводе на сегодняшнее: всё или почти всё зависит от того, сколько заплатят - допустим, за шикарную виллу, сногсшибательную яхту, престижную должность, панегирик в средствах массовой информации, благосклонность модной прелестницы, заказное убийство. И предложение превышает спрос - будь то талантливый дизайнер, искусный кулинар, жадная красотка, продажный журналист, безжалостный киллер.

Но обобщенное и посему абстрагированное - в понятиях - предложение и спрос, следует не то чтобы конкретизировать и персонифицировать, а, заимствовать из математики - дифференцировать, чтобы затем интегрировать как великое множество "малых сих" по старинному выражению. Что касается "предложения", то происхождение онного рассматривал я в опусе "Призвание и профессия" - о сочетании спонтанного творческого импульса у одаренных таковым личностей, и - возникающей в их окружении востребованности в плодах этих творческих свершений. Относительно же "спроса" в метафорически расширенном понимании,  продолжая заимствовать из отечественной литературной классики художественно высвеченные как живущие рядом с нами люди - свой "спрос" от жизни удовлетворяют или стремятся удовлетворить очень по-разному.

Скажем, Евгений Онегин и его тёзка из "Медного всадника", царь Петр и Мазепа, Дон Жуан и пирующие во время чумы. У Гоголя - Чичиков и прочие персонажи "Мёртвых душ", но и Тарас Бульба, и панночка-ведьма из "Вия", и старосветские помещики. А сколько таких разных на страницах сочинений Льва Толстого, Лескова, Чехова, Горького, Булгакова, Пастернака... А начни обобщать, так сказать, интегрировать по определённым признакам - опять же объединяющего "спроса" - жизненных приоритетов, в большей или меньшей степени сходных у тех или иных групп рода человеческого - выявится разная приоритетная для большей части таких групп направленность - у мужчин и у женщин, у людей той или другой национальности, подростков или стариков, приверженцев данной ветви религии, верований, традиций.

Конечно, замахнуться на такое серьёзное глобальное исследование под силу разве что солиднейшим международным институтам со штатом высококлассных специалистов - кто знает - скольких современных научных дисциплин и направлений. А я стараюсь так сузить и сконцентрировать диагностический щупалец под условным девизом или псевдонимом затоваривание, чтобы хоть для себя прояснить - что же происходит в моём мире гомо сапиенс, и, главное, как и в других опусах моих - почему? Проще всего свести всё к техническому прогрессу и нравственному регрессу. Нет, не так оно, по часто мелькающему ныне слову - однозначно. Начну с банального и многократно повторенного и в моих опусах: вид гомо при своём возникновении, в отличие от дочеловеческих видов живых существ, был слабо приспособлен генетически для жизнестойкого закрепления на подходящей экологической нише, и лишь по-новому в направлении творческого разума функционирующий мозг давал надежду на поиски выхода из почти безнадёжных ситуаций, угрожающих выживанию локальных сообществ гоминидов.

И это сверхгенетическое подсказывало - каким образом выживать, решая сверхзадачи любого вида флоры и фауны - продолжение рода. Для гомо способ решить эту сверхзадачу - взять всё, что нужно из того, что вокруг. И скрытые пружины эволюции живого, что за многие миллионы лет продвинули этот феномен на пригодной для такого планете - от органической молекулы, способной на редупликацию, через одноклеточных, достающих необходимое для жизни и её продолжения эстафетой поколений - из  разнообразных химических соединений в первичном океане, заметим выборочно, следующие ступени - многоклеточные, травоядные животные, плотоядные хищники, причём восхождение видов по ступеням эволюции - возрастание степеней свободы в монадном понимании - это я из подробного в других опусах, монадологии собственного представления, - то есть расширяющихся возможностей оптимальных действий в различных ситуациях; и, думается, та же неясная для науки пока - эволюционная пружина разнесла вид гомо по этническим подвидам, и в каждом подвиде на уровне племени, нации, народа - допустила широкий разброс личностей по параметрам - внешности, характера, и - уже исключительно для человека - творческой одаренностью в различных направлениях.

Благодаря  таким проблескам разума первобытный человек сумел преодолевать то, что просто не раскрывалось ему на пользу, но могло сделаться существенным подспорьем для выживания в различных природных условиях, обеспечить продолжение рода. Вместо выискивания растений, зёрна которых годились в пищу, - налаженное земледелие с гарантированным урожаем на своей земле. Скотоводство уже не зависело от охотничьих удач или неудач. Орудия труда помогали в сооружении жилищ, выделке одежды, и орудия другого назначения не только для охоты на разных зверей, защиты от крупных хищников, но и необходимые в столкновениях с чужими племенами, такими же враждебно чужими, как свирепые звери, в схватке с которым или они, или люди становились добычей. То, что это тоже люди - не в счёт, и, если отстранение это покажется парадоксальным, недопустимым к любым из дочеловеческих одновидовых, пусть переберёт в памяти кровавые войны, большие и малые, недавнего двадцатого века.

Если в эволюции или развитии рода человеческого признать несомненную роль - неведомо почему и в какие новорожденные души заносимые "искры Божьи" с разнонаправляемыми творческими зарядами, и, в результате формировавшие в каждой этнической группе свой язык, верования, материальную и духовную культуру, обычаи, традиции, образ жизни, - то нельзя не согласиться, что - назовём обобщенно - агрессивность, что у "братьев меньших" способствовала отчасти занятию более высокого места в локальном сообществе, - так же, по-моему, по принципу эволюционной необходимости, сделалась приправой человеческой натуры, весьма по-разному дозируемой, как и способности, талант, в диапазоне от прирожденных садистов - Нерона или семейного тирана, до - уже как, возможно, также эволюционная антитеза - жертвенно милосердных, донельзя совестливых; и, пусть это покажется логическим скачком, но, как мне сдаётся, к нашему времени затоваривание агрессивностью достигло апогея, и человечество это ощутило.

Оговоримся - слово "агрессивность" воспринимается в негативном значении, тем более "агрессор" в контексте войн недавнего прошлого, да и тем же понятием характеризует поведение гражданина по отношению к окружающим с неприятными для них последствиями. Но ведь сродни этому настойчивость, с которой мужчина добивается от женщины взаимности, и, если не сопровождается грубым насилием, то представительница слабого пола никак не жертва такой агрессивности. И как по мне, творческая одержимость того же порядка. Другое дело, когда в арсенал агрессивности, как впрочем, в зачаточных формах у хищных зверей, включается коварство, обман; мимикрия по-человечески, и всё это для достижения власти - нередко как самоцели прежде всего, но и сопутствующих привилегий и благ.

"Мимикрия по-человечески" - требует расшифровки. Агрессивность маскируется под борьбу за нечто облегчающее, улучшающее существование, по меньше мере тех, кто может быть причислен к своим. Может быть, исторические примеры придадут убедительности этому тезису, ультрагуманистическое в умиротворительном ключе для верующих изначальное христианство - во многом свелось к обрядности; пусть и сдерживании адептов этой религии в том, что влечет в топь канонизированной греховности; но спустя века под этим знаменем жестоко преследовались сочтенные еретиками, вершила свой суд инквизиция, далеки от добродетелей были церковные иерархи. Великая французская революция под лозунгом "свобода, равенство, братство" завершилось пришествием Наполеона с его, наверное, вдохновляющий соотечественников агрессивно завоевательной деятельностью. Собственно, если ещё углубиться в историю, то и безо всяких религиозных или идеологических подоплёк, гунны и им подобные завоеватели таким образом решали задачу своего благополучия.

А разве завоевание колоний милитаризованными европейскими державами во всех частях света - в сущности не то же - под маской цивилизации? Началось, правда, ещё с Римской империи, и сгубило её окончательно нашествие варваров с севера. Сложно, опять же, однозначно оценивать Октябрьскую революции в 1917 году в России - для судеб населяющих её народов и всего мира, но власть, поначалу большевиков, и только, а затем единоличная, с беспощадной агрессивной направленность против всех этой власти неугодных, и параллельная завоевательная нацеленность на расширение своего владычества и установлении на присоединенных фактически государствах своих порядков; и, в мечтах и планах - под девизом торжества потенциального коммунизма на всей планете - идея мирового господства.

Ограничившись этими штрихами истории Советского Союза и стран под контролем Кремля, выскажусь по теме - о том, как проявилась затаённая агрессивность в этих землях в конце того же XX века. Агрессивность двух видов - националистическая и коммерческая; это при режимах условного социализма допускалось разве что в декоративных формах. Однако оба этих вида агрессивности в обредших независимость государствах проявлялись очень по-разному. В Прибалтике и Закавказье, Киргизии и Югославии, разделенной Чехословакии и восстоедененной Германии. Нынешнему старшему и среднему поколениям не нужно листать страницы новейшей истории - хотя бы фрагментарно памятно, - чем оборачивался агрессивный национализм, и, справедливости ради, также достигнутое созидательным патриотизмом. А вот агрессивная жажда наживы - чем побольше и любой ценой для беспринципных ловкачей, осуществляемая прежде в основном нелегально, с приходом в иных новых странах к руководству собратьев - с запросто реализуемыми аналогичными намереньями. Не стану распространяться о том, к чем это привело, например, в России, тем более на Украине.

Возвращаясь к агрессивности, так сказать, на уровне - уже в новое время - не орд кочевников, а милитаризованных государств - в том же ХХ веке без советского лукавого "освобождение оккупированных или угнетённых", - к чему пришли зачинщики второй мировой войны - Германия и Япония, Задумается над тем, как восприняло многомиллионное население этих побежденных стран, с бесславным финалом безоговорочной капитуляции - такой поворот и в судьбах каждого немца и японца. Выше высказано, возможно, кажущееся парадоксальным предположение, что и творческая одержимость - такая вот тоже ипостась человеческой агрессивности. Процитировал себя буквально, но по нисходящей от "одержимости" посильный вклад и рядового труженика, и допингуеруемого, если можно так метафорически выразиться, своими способностями, талантом, гением - для максимально возможной реализации, воплощения в действительность плодов своей деятельности. И совокупность усилий большинства жителей страны в этом направлении способствует не только возрастающему благосостоянию каждого из них, но стимулирует также льющую, можно сказать, чуть перефразируя известную поговорку, валютную воду на ту мельницу, что пополняет опять же кошелек - не теряя нити вышесказанного - и немца, и японца.

И - уже в новейшее время - наугад - чеха, эстонца, жителя - хочется верить - Казахстана, Сингапура, Вьетнама, Южной Кореи – в отличие от классически агрессивной в худшем смысле Северной, и конечно Китая после Мао Цзедуна с подачи Ден Сяопина. Как говорится, нет худа без добра - если обратить этот афоризм на осознание необходимости поиска мирных - после ужасов войн - способов решения жизненных проблем своего народа. Думается, едва ли не первыми пришли к этому в Соединенных штатах Америки по окончанию войны Севера и Юга, благо обходилось без ощутимой вражды между эмигрантами - выходцами из разных стран Старого света, правда, предоставления равных прав индейцам, неграм сильно затянулось. А, перевёртыш поговорки о том, что нет худа без добра, отчасти верен при непредвзятой оценке экономической экспансии - добро - доступность для граждан любой страны всевозможных товаров из-за рубежа, но худо, когда эта страна низводится до сырьевого придатка для так называемых развитых, и к тому же при скудных средствах к существованию обитатели иных стран "третьего мира" бедствуют.

Во втором десятилетии XXI века ежедневные сводки новостей вроде бы свидетельствуют, что метастазы агрессивности в буквальном смысле и в разных формах индивидуальных преступлений или массовых кровавых столкновения, пусть и не кровавых - вспыхивают то тут, то там, непредсказуемо и ошеломляюще» Недавно такая волна прокатилась по Северной Африке, сметая правящие верхушки ряда стран, и неспокойно сегодня в Сирии, Йемене, Сомали, Ираке. Никак не угомонятся мусульманские экстремисты в индийских штатах Джамму и Кашмире, в Дагестане, Эксцессы насилия не исключаются во время массовых протестов против политики правительства, социальной несправедливости - в европейских государствах, Америке, России. Обозленные подростки расстреливают одноклассников, и так же мстят случайным прохожим отчаявшиеся неудачники - в США, Японии, Бельгии. И кто знает - насколько широко проявляется не выходящая наружу агрессивность - в семьях, творческих коллективах, любовных дрязгах, схватках за собственность.

И всё же мне представляется, что интуитивно ощущаемый некий средний градус агрессивности в мире снижается, и эта тенденция новейшего времени обусловлена наступившим этапом эволюционного развития человечества. Возможные причины, как бы лежащие на поверхности: сочетание даже локальной агрессивности и современных средств массового уничтожения всего живого - может привести к тому, что никому из живущих, что называется, мало не покажется. И нарастающее оскудение природных ресурсов вплоть до пресной воды, призрак всеохватывающей экологической катастрофы, - осознавая это, а, может, подсознательно большинство нынешних обитателей планеты старается избежать материального и морального ущерба от чрезмерной агрессивности. И в этом стабильную роль играет, по моему мнению, упорядочение межчеловеческих отношений, включая и в международного плане. И в этом наблюдается, опять же, по моему, определённое затоваривание.

Прежде всего, выражается в том, что всё становится товаром, имеющим свою цену, пусть опосредованно. В широчайшем диапазоне - от сезонной распродажи по дешевке одежды, обуви до мировых аукционов, где фигурируют уникальные драгоценности, полотна знаменитых в прошлом, а то и модных сегодня живописцев, раритетный антиквариат. Футбол за полтора века с рождения в Англии прижился повсеместно, и легко узнать, какие мячи сколько стоят - для школьников или ответственных матчей, и билеты на стадионы в зависимости от значимости этих игр; и форварды, приобретаемые солидными клубами. Такие же разные расценки, скажем: за услуги адвокатов, за обучение в высших учебных заведениях, лоббирование выгодных для кого-то законов в парламенте; устанавливаются официальные заработки чиновников всех уровней, доли имущества в брачных контрактах.

Неверное, незачем множить примеры представленного в необъятном общемировом прейскуранте. Но возможно остаётся на свете то, что, как говорится,- не продаётся и не покупается, то есть не покупается потому, что не продаётся? Первое, что приходит на ум - любовь. Не между супругами со стажем, как у упомянутых выше Гоголевских старосветских помещиков, и не между родителями и детьми, естественная, и как свойственная только человеку, - детей к родителям - обязательная во исполнение моральных заповедей, хотя - судя не только по литературе нового времени, а и судебных репортажей, в родственные отношения, во всяком случае в условном Западном мире, сурово вторгаются рыночные отношения, и многое зависит опять же, по нелогическому выражению, - от цены вопроса. Тем паче, сколько найдётся верующих христиан, что примут евангельское " возлюби ближнего как самого себя" - всерьёз, не как догму, а, как – снова из лексикона советской эпохи - "руководство к действию"?

А если речь идёт о любви между юношей и девушкой, мужчиной и женщинок, такой, как в ветхозаветной "Песне песней" и эпосах, сказаниях былых веков, да и в русской классике - сдержанно у Чехова, зажигательно-лирично у Бунина, трагически у Шолохова, Пастернака. Поскольку мне, что называется - лично - так повезло, что пошёл уже 49-ый год как наша с женой любовь друг к другу, к детям, внуку - не убывает или не угасает с течением времени; можно предположить, что и у новых поколений, пускай далеко не всех, станет доминировать - не расчётливость, не "попробуем, авось понравится взаимно", не поиски преимущественных по разным критериям вариантов, но - готовность идти на жертвы, наперекор судьбе - как в фольклоре многих народов, в литературе минувших веков; и сам я - человек XX века, и что сулит наступивший XXI-ый - пытаюсь нащупать определённые тенденции.

Вера - приложимы ли к этому понятию оценочные категории? Но что это такое - вера, и относится ли только к сфере религии? Давайте  снова раскроем словарь Даля, в котором это слово пишется с буквой "ять". "Въра - уверенность, убеждение, твёрдое сознание, понятие в чём-либо, особенно о предметах высших, духовных; въерование; отсутствие всякого сомнения или колебания в бытии и существе Бога; безусловное признание истин, открытых Богом; // совокупность учения, принятого народом, вероисповедание, исповедание, закон  (Божий, церковный, духовный), религия, церковь, духовное братство..." Прервём цитирование этой статьи, из которой пока следует, что понятие веры приложимо к религии, и - хоть прямо не говорится - к христианской православной.

Однако словарь русского языка, как, впрочем, и последующие, не случайно с прилагательным "толковый", хотя толкования иных слов разнятся - позапрошлого, прошлого, нынешнего XXI века, но у Даля сохраняют стремление отразить возможные смысловые отличия. И - в той же словарной статье "Въра" - " Уверенность, твёрдая надежда, упование, ожидание". Характерны и примеры". "Слепая въра противна рассудку. Вьра по убеждению, слияние разума с волей. Вера наша тверда и права, въра христианская. "И обиходное:  "Отдать что кому на въру, отдать на совъсть, на присягу... Вьра и гору с места сдвинет.. Песья, собачьи въра, безверие. Не всё върою, ино и мърою".

В "Толковом словаре русского языка" середины 50-х статья "Вера" по-своему отражает идеологическую установку советской эпохи, и в какой-то степени вносит лепту в полноту мозаики данного опуса, "Вера – 1. Состояние сознания верующего, религия (книжное)"? Пример - "вера в Бога.// То или иное религиозное учение, верование",

В этом же первом значении: "(переносное) Мировоззрение, направление в общественной жизни, науке, искусстве (книжное, шутливое)". И пример: "Он изменил кантианской вере и стал гегельянцем". Как это понимать? Советский человек исповедует лишь то, что подвёрстывается по марксизм-ленинизм, а всё, что выходит за эти рамки, можно встретить в старых, устаревших книгах, и над подобным можно лишь подшучивать. При этом читателю для наглядности подаётся некая "кантианская вера" аналогично тому, как неизвестный субъект, который, словно,  допустим, будучи крещенным, вдруг принял магометанство, "стал гегельянцем", каковым, кстати, в юности считал себя и Карл Маркс, да и противопоставлять философию Канта и Гегеля осмелиться только полный невежда.

Эти комментарии к тому, что, как и религия в руках её официальных служителей посредством разного рода обязательных обрядов делается товаром, и идеология с философской подкладкой подаётся как нечто, чему негоже не верить. И подраздел 2 в той же статье разъясняет - во что верить положено, а во что нет. Итак: 2. Убеждение в реальном существовании предметов религии или фантазии, а также истинности того, что не доказано с несомненностью. Вера в  черта. Вера в загробную жизнь. Въра в научную гипотезу". В самом деле - советский человек поверит ли в такое гипотетическое, как: генетика, кибернетика, телепатия. То ли дело - отдельное "// - Мы полны твёрдой веры в правоту нашего дела, твёрдой веры в неминуемую победу всемирной советской власти. Ленин".

И, наконец: "3. Доверие (официальное, устарелое). Торговля держится на вере". И  "принять на веру" - признать что-либо истинным, не требующим доказательств". Ах, сколько литературных, журналистских,  житейских историй о том, как: неопытная девица поверила соблазнителю, незадачливый вкладчик сомнительному банку, избиратель - политическому краснобаю, пациент - шарлатанствующему лекарю, покупатель - заманчивой рекламе... А если это безальтернативная вера в необходимость служения своей нации, религии, маниакальной идее - жертвенная, вплоть до готовности пренебречь любой опасностью и даже с жизнью расстаться, и безжалостная до крайности ко всем - не своим?.. Но если принять е метафорической окраской, что вера - своеобразный виртуальны товар, подобный, скажем, денежной купюре, что никак не проявляется вне наличного существования?

Но тут, по известному присловью - запятая; до сих пор товар представлялся как предлагаемый и получаемый человеком извне, и оцениваемый очевидно по степени удовлетворенности товаром материальным, даже если это, допустим, запах духов, или, как говорится, льющий  бальзам на душу - оказываемые почести, лесть, заинтересованность лиц противоположного пола, общественное положение в определённых ситуациях искреннее сострадание родных, друзей. И в этом, грубо говоря, товарообмене между гражданином, вносящим свой вклад - по штампованной формуле прошлого - в материальное и духовное благополучие народа; как выше отмечалось - и со знаком минус - по-разному субъектов асоциальных, паразитирующих. Процесс этот двусторонний, и если и впрямь "цель творчества - самоотдача", то пусть "не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать".

И пробудившиеся у наших предков,, вероятно, достаточно далёких, и нарастающих в новорожденных душах гомо сапиенс - сострадание, милосердие, доброжелательность, совесть, честь - по существу - тот же "бальзам" - для внутреннего употребления. Правомерно ли утверждать, что именно в наше время эти душевные, моральные качества обесцениваются? Но разве не о том же вопояли (по Далю так) библейские пророки? Или произошла какая-то, метаморфоза? Кажется мне вот что, В XIX веке в русском языке засветилось новое значение слова "порядочность". В уже цитируемом довоенном словаре русского языка шесть значений этого слова, подкрепляемые цитатами из классиков русской литературы, в первом значении "порядочный доход" - из Некрасова, и попутно - "порядочный мороз", "порядочное расстояние". "Порядочное место", то есть должность - во втором значении у Гончарова. И "3. Честный, заслуживающий уважения, не способный на низкие поступки". Литературные примеры: "Я научу тебя, протобестия, как играть с порядочными людьми. Чехов. Я сам, матушка, порядочный человек Гоголь. Я хотел изобразить обыкновенных порядочных людей нового поколения. Чернышевский".

Вроде бы на этом поставить точку, но этот том словаря вышел в 1939 году, готовился раньше, и потому в этой статье появилось: " 4. Обладающий свойствами, присущими буржуазно-дворянским слоям общества, благородный (устарелое, теперь ироническое)". Думается, для мало-мальски знакомых с настоящей историей СССР, комментарии излишни. И всё-таки подумаем - по излюбленному мною критерию существования всего живого на Земле - "необходимо и достаточно" - для проживания и выживания любого вида флоры и фауны - насколько применительно к человеку, уже нового века - такая "порядочность" - необходима и насколько достаточна? В идеале законопослушный труженик на любом поприще, к тому же хороший семьянин, добросовестный налогоплательщик, в меру отзывчивый по отношению к друзьям, коллегам, сослуживцам, одним словом вполне порядочный - эталон для большей части населения села, города, региона, страны, людей своей национальности, своего поколения, своего социального слоя. Да, в идеале...

И кажется теперь во многих, конечно далеко не во всех, странах, с учётом соблюдения действующего законодательства, устоявших традиций, отсутствии угрожающих этнических, социальных конфликтов - этого достаточно для того, чтобы порядочный человек спал со спокойной совестью, лучше сказать - чтобы совесть его не беспокоила, И умеренная социальная справедливость избавляет от спонтанных поползновений выручать нищих, насыщать голодных, заботиться о бесприютных, утешать горемычных. Короче говоря, во исполнение моральных заповедей необходимо быть человеком порядочным и только. Мне хочется думать и верить, что такая естественная порядочность, как сердцевина - не веры, и не осознания, но пронизывающее до глубины души радостное ощущение бесценности своей жизни - в значительно большей мере присуща человеку Востока, надеюсь для понятливых не нужно втолковывать, что подразумевается под несколько расплывчатым "человек Востока".

Но и там, на землях условного Востока то, что выше замечалось с условным "в идеале" - затруднительно воплощать гражданам тех государств, где правящая верхушка, моральные качества которой на нуле, установила наиболее выгодный для неё режим властвования, и в странах Запада у политиков на вершинах власти с моралью не всегда в ажуре. И обращаясь к "достаточно" - как уравновешивающее "необходимо" - слава Богу, и хочется надеяться и впредь, люди, как и с "искрой Божьей" творческого таланта, - с гипертрофированной что ли совестью, не растворимой в океане глобального затоваривания, хоть частично, ну, на обозримое будущее, уберегут человечество от животно-генетической стабилизации. Но насколько это зависит от рождающихся, вдохновляющих "затоваренных" своим воплощаемым творчески-совестливым кредо: "возлюби ближнего больше, чем самого себя!"?

 

на главную
наверх

Дизайн: Алексей Ветринский